Пролог

Никаких вступлений. Так ведь решили?

Серый город, безнадежный. Так бы его назвал он. Создатель. Но не тот, который смотрит на нас с небес, не тот, которому мы молимся по вечерам. Другой.
Вот стоит только на секунду остановиться, отвлечься от повседневных забот и подумать, как он тут как тут. И его невозможно прогнать. С каждым разом все больше в голову вбивает мысль о том, что все в этом мире не так.
А как должно быть? Спросите вы.
И я бы спросила. Но он ничего не ответит. Часто молчит.
Люди спешат по своим делам. А я? Я просто иду. Куда и зачем – не знаю. Ведь по какой-то причине он подарил мне жизнь, может, я еще не поняла зачем.
И много ли подобных мне? По крайней мере, там я видела только Создателя. Отец. Могу ли я его так назвать? Нет, однозначно. Мой настоящий родитель доживает свою обыденную серую жизнь уже давно без любимой дочки.
От таких мыслей раньше часто накатывала грусть по прежней жизни. Все таки Редгард жесток. Новое тело, новая жизнь, но старая душа. Зачем он оставил все воспоминания, все чувства? Зачем, Создатель? Как же тяжело было уйти от прошлого.
Теперь и моя жизнь стала серой и грустной. Часто думаю о самоубийстве, но это не поможет. Сколько раз пробовала…
Заставить других страдать от бесконечной безысходности – неужели это твои истинные цели? Тогда откуда столько злобы…

Глава 1

Дождь окутал серой пеленой улицы. Солнца не было уже три дня. На письменном столе догорала очередная свеча, папа дремал, спустив очки на нос. Дверь тихонько приоткрылась и в кабинет прошмыгнула маленькая тень. На дворе давно была ночь, но маленький проказник не хотел спать. Он осторожно подошел к столу и стал с интересом разглядывать чертежи. На кухне послышался голос кухарки. Она снова ругала Дорса. Тот только гавкал в ответ.
Мальчик принялся разглядывать непонятные надписи и зарисовки. Что обозначали все эти странные символы, он не знал. Зато был уверен в одном – его папа хочет сделать из старого паровоза дирижабль. И у него это получится. Вот как раз на одном из листов проглядывались очертания вагона. Как было бы здорово летать на поезде со всеми удобствами. Элизабет часто говорила, что отец занимается ерундой и все его проекты – бесполезный хлам из железа.
Мальчик резко шмыгнул под стол, так как в прихожей зажегся свет. Снова был слышен голос кухарки, но на этот раз она говорила тише.
- Снова он безобразничает.
- Не готовь ты ему больше этот пирог. Хватит. И так избаловали, - это уже был голос Элизабет.
Паренек только сильнее прижался к ножке стола. Лизи, снова она недовольна. С тех пор как появился этот французик, старшую сестру просто не узнать. В кабинет ворвался Дорс и кинулся к мальчику.
- Вот ты где! – завопила кухарка. – Эрик! Быстро вылезь оттуда!
- Разбудил отца, негодник, - Элизабет встала перед братом, с неприязнью смотря на него.
Мужчина в кресле, и правда, проснулся.
- Что вы тут делаете? – спросил он. – Вон отсюда. Все.
Старшая сестра грубо схватила Эрика за руку и выволокла его в коридор.
- Еще одна такая выходка, и будешь спать на улице.
На этот раз комнату мальчика заперли на замок. Дождь все так же барабанил по крыше дома. Эрик сел на ковер перед игрушечной железной дорогой. Ее папа сделал. Каждая деталь была точь в точь как у настоящего большого паровоза. Это была единственная игрушка. Больше ничего не дарили. Папа начал конструировать поезда, машины, основанные на паровом двигателе. С тех пор Эрик его почти не видел.
Вот и все воспоминания. Мальчик завел пружину в паровозе. Маленькая конструкция сначала медленно, а затем все быстрее покатилась по рельсам шириной с ладонь.
Эрик смотрел и думал: «А как же все-таки будет здорово прокатиться на летающем поезде!»
Утро выдалось пасмурным. Из форточки просачивался холодный уличный воздух. Элизабет всегда не нравилось, что ее младший брат открывал окна. Она говорила, что воздух в городе грязный, а ее организм не должен страдать от всякой промышленной гадости.
В комнату вошла мисс Элви. В ее руках была стопка книг – биология, арифметика, литература и многое другое. Эрик просто сел за стол и стал слушать рассказы учительницы об опытах Менделя. Глаза мальчика были устремлены на хмурое серое небо и огромную трубу, извергающую серые клубы дыма.
- Эрик, ты меня слушаешь?
- Да, мисс Элви, я все слышал. Скажите, а разве так должно быть?
- Как? – не поняла учительница.
- Разве правильно, что из трубы всегда идет дым?
Молодая женщина немного растерялась от такого вопроса. Что можно сказать десятилетнему мальчику. Не объяснять же ему принцип работы промышленного треста.
- Ну, там постоянно производят машины, работают станки…
- А они паровые, какие делает папа?
- Нет, Эрик, паровые машины и поезда скоро уйдут в прошлое. Ты же умный мальчик, должен понимать, что ничего не стоит на месте…
- Я понимаю. Просто электрические механизмы лишены души.
Мисс Элви открыла рот и хотела что-то сказать, но резко передумала. В комнату зашла Джоанна – кухарка. Она сообщала, что завтрак подан и спешно удалилась.
- Что же, после завтрака начнем изучение тригонометрических функций.
- Хорошо, мисс Элви.
Отца не было. За столом мальчик видел лишь женское население дома: сестру, учительницу, мадам Руальски. Иногда выходила Джоанна и убирала лишние тарелки. Даже Дорса не пустили. А он, бедный, сидел сейчас на крыльце и скулил от голода. «Жестокие женщины», – подумал Эрик.
- Элизи, как ваш ковалер? – спросила мадам с сильным русским акцентом.
- Спасибо, он во здравии, завтра приедет в Шерлон.
- Как зомечательно! – сказала пожилая дама, потирая рот уголком салфетки.
Все, как и прежде. Мадам задает этот вопрос каждое утро, будто больше ничего не знает на английском. Элизабет отвечает всегда по-разному, а Руальски говорит на все: «Как зомечательно». На этом разговор заканчивается. Иногда дамы заводят речь о погоде или о новом парфюме. Все это время Эрик скучал. Как сказала сестра, завтра приедет ее жених. Мальчик поморщился, представив, как этот французик читает свои стихи Элизабет. Неказистые и нисколько не рифмующиеся. Зато дамы просто в восторге от этого самородка. И, конечно же, Лизи не может удержаться от слов: «Это прекрасно! Вот был бы мой брат способен хоть на что-то!»
Эрик положил на стол вилку и встал из-за стола. Поблагодарив всех за прекрасно проведенное время за завтраком, мальчик зашел в свою комнату и снова обратил взор на дымящую трубу Шерлона. А в голове была лишь одна мысль: «Не правильно все это, не правильно…»

@темы: рассказы