«Каждый человек – это мир, который вместе с ним рождается и с ним умирает; под всякой могильной плитой лежит всемирная история»
Генрих Гайле



Глава 1
Город-призрак

Мир встал на колени, встал на колени после удара.
Этот мир тает под светом, тает под снегом, плачет дождями.
Слабый мир.
«Северный ветер» – Линда


Вечер. Он уже не был таким тихим, как раньше. То и дело были слышны звуки милицейской сирены, а на стенах играли блики, рожденные светом от фар.
Он лежал на кровати и бездумно смотрел в потолок. Так много странностей произошло за последнее время. Всего каких-то несколько месяцев, а жизнь в городе переменилась колоссально. Оставалось только надеяться, что эти события никак не связаны с концом света, который напророчили в 2012 году.
Парень помахал перед лицом рукой, будто пытаясь избавиться от этих мыслей. Конец света, что за бред? Конечно, треть населения земли и повелась на эту чушь, но он-то не такой. Да и до 2012 еще года 3 как минимум. Тогда почему одолевают эти глупые мысли?
— Так! Все! Хватит эту больную тему развивать! — сказал он вслух, что мгновенно сняло наваждение.
На улице все так же шумели патрульные машины, а в один момент послышался звон разбившегося стекла — анархисты не спят. Парень только усмехнулся. Конечно, он сам был бы не против тоже немного подебоширить, но перспектива спать в вонючем обезьяннике (а не в уютной и теплой кроватке) его нисколько не привлекала. Поэтому, пожелав мысленно анархистам сладких снов в обнимку с бомжами, парень улегся поудобней и попытался заснуть.
Мобильный телефон не предоставил ему такой возможности. На вспыхнувшем экране парень прочитал несколько слов:
«Рон! Го на Волну. Жду внизу. Диман»
Рон… Парень поежился. Бред какой-то. Глупое прозвище, привязавшееся к нему еще со школы, никак не сочеталось ни с внешним видом, ни, тем более, с именем.
Пальцы с неохотой пробежались по клавишам телефона. Через несколько секунд Диману последовал ответ:
«Я не пойду. И называй меня по имени, баклан!»
Адресату не особо понравилось это сообщение, так как он тут же позвонил на сотовый.
— Чего тебе?
— Блин! Рон… Fuck! Андрей. Не тупи, пошли. Все будет в ажуре: бухло, телочки. А то, если мусора «Волну» накроют, когда и где еще отдохнем культурно?
— Иди в пизду! — Андрей нажал на кнопку отбоя.
Диман перезванивать не стал. Хотя, с другой стороны, Андрей был бы не против сходить в клуб «На волне». Но парня весь вечер не покидало нехорошее предчувствие. Может «бдительная» милиция наконец найдет подпольный клуб и отправит обнаглевшую молодежь ночевать за решетку? Ведь уже не раз нарушали комендантский час, да и не раз еще будут нарушать.
Андрей лежал и все так же глядел в потолок, поглощенный своими мыслями. Конечно, было бы не плохо, если б все это кончилось, и жизнь вернулась в свое прежнее русло. Но, с другой стороны, какая-то часть парня была рада всем этим беспорядкам, запретам, которые так приятно нарушать…
В сон больше не клонило. Звонок Димана дал не плохую почву для раздумий. Да и ничего другого не оставалось. А взрослые утверждают, что думать нынешняя молодежь не умеет. Бред, конечно. Бред и придирки. Сейчас все на нервах из-за этих беспорядков. Хотя с чего они начались – никто не знает. Постепенно, по нарастающей, город за городом охватывала эта волна, которую с большим энтузиазмом поддерживали местные анархисты.
Парень усмехнулся, но не стал прерывать поток своих мыслей. Пусть — так даже легче заснуть. Правительству нелегко поддерживать порядок, да и пытаются ли они? Это даже попытками назвать сложно — банальная видимость того, что все под контролем. Так было всегда и ничего не изменилось даже с приходом нового президента. Хотя людям, по большому счету, не особо важно, кто над ними главенствует. Желания самые примитивные: хорошее жилье, достойная и постоянная работа, своевременная зарплата — не до политики как-то…
От размышлений Андрея отвлек гулкий удар в дверь. Кто бы это мог быть? Парень нехотя встал и побрел к входной двери. Открывать он не собирался, лишь посмотрел в глазок. На лестничной площадке прямо напротив его квартиры стоял человек. Он не двигался, а лишь медленно перекачивался из стороны в сторону.
— Опять алкаш… — проворчал Андрей и мысленно проклял свою квартиру на первом этаже. Даже дверь в подъезд закрывать людям лень. Уже надоело лицезреть эти пьяные рожи.
Парень, конечно, хотел выйти и шугануть этого мужика, но оно ему надо? Да и лень. Ведь, с другой стороны, если сильно мешать будет, бабульки, живущие по соседству, пусть его и прогоняют. Им все равно больше заняться нечем.
Андрей вернулся в спальню и плюхнулся на кровать. Алкаш не шумел, ну и фиг с ним. Ему было по барабану, почему он там стоит. Главное: не придется его оттуда прогонять, так как ворчливая баба Шура сделает всю грязную работу за Андрея. Парень невольно улыбнулся, представляя, как бабулька ворчит и шугает веником бедного мужика.
На улице послышалось, как что-то столкнулось. Андрей выглянул в окно. Увиденное было не новшеством, учитывая сегодняшнюю ситуацию, но что-то было не так. С одной стороны, все обычно: водитель не справился с управлением или перепил, результат – машина, впечатанная в столб. Но с другой стороны – что-то настораживало. Парень пригляделся. В салоне еще остался живой человек. «А ментов нет, когда они нужны», — заметил про себя Андрей.
Но тут неожиданно дверь машины выбили изнутри с такой силой, что кусок металла отлетел метров на десять. В темноте было сложно разобрать, что произошло и почему. Но пассажир вел себя не совсем адекватно (что, в принципе, нормально для данной ситуации).
Было видно, что человек получил незначительные травмы, но ему никто не приходил на помощь. Хотя, тут парень заметил, что к пострадавшему приближаются несколько человек. Даже от сердца отлегло, теперь Андрей не чувствовал на себе вины за то, что не вышел помочь этому парню. Пусть об этом позаботятся другие. Это уже не его дело.
Парень уже отошел от окна, но вдруг услышал крик пострадавшего пассажира. Быстро вернувшись к окну, Андрей увидел, как шесть человек вместо того, чтобы помочь попавшему в аварию, накинулись на него и стали рвать на куски. Причем, в прямом смысле этого слова. Несчастный кричал еще несколько секунд, пока не потерял сознание от болевого шока.
— Вот хрень! — не выдержал Андрей и отпрянул от окна.
Сердце бешено стучало, голова пошла кругом. Что же это творится? Кто это? Анархисты? Сатанисты? Никогда еще парень не видел, чтобы человека разрывали ночью посреди улицы.
Снаружи послышались выстрелы. Андрей, переборов страх и отвращение, выглянул в окно. Людей уже было больше, и они разделились на две группы.
Одна группа чем-то напоминала военных, которые вели открытый огонь по другой группе людей, бегущих к воякам навстречу. На смену страху пришел гнев. Какое правительство и другие шишки имеют право так поступать с живыми людьми? Это немыслимо. Тех шестерых должны были судить, но никак не расстреливать. Парня охватило желание выбежать и тоже ввязаться в драку с военными, но падающие тела гражданских быстро охладили его пыл.
Буквально через несколько секунд все стихло. Перед группой вооруженных людей лежало уже два десятка мертвых. Андрей недоумевал, разве такое возможно? Почему был применен такой жестокий метод, чтобы успокоить толпу? Парень смотрел, опасаясь, что среди трупов окажутся его друзья. Он боялся, что этим солдафонам приспичит еще и по квартирам прогуляться, чтобы уж наверняка обеспечить порядок. Но было тихо. Подозрительно тихо. В окнах не горел свет, на улицу не выходили зеваки, чтобы узнать, что случилось. Даже патрульные машины не появлялись в поле зрения.
Андрей все смотрел на улицу, не зная, что ему делать. Но тут он заметил, что некоторые из лежащих на дороге людей зашевелились. Видимо, они были еще живы. Парень увидел, что военные были удивлены. Да он и сам, честно говоря, не ожидал такого поворота событий.
Тем временем все якобы убитые быстро поднялись и кинулись на оторопевших вояк. Большая часть никак не успела отреагировать и тут же улица стала заливаться кровью недавних палачей. Некоторые все же оказались порасторопней, и ночная тишина вновь была прервана автоматными очередями.
В дверь Андрея забарабанили, отчего тот аж подпрыгнул. Очень осторожно и боязливо парень подошел к двери и посмотрел в глазок. На лестничной площадке стоял все тот же алкаш, но уже не один. Рядом с ним было еще несколько человек, среди которых парень узнал свою соседку – бабу Шуру.
— Какого черта?! — закричал Андрей, отпрянув назад.
В этот момент, словно по команде, в дверь начали стучать еще сильнее. Парень кинулся в комнату и забился в угле. Его трясло от страха, он не понимал, что происходит. Послышался треск дерева – дверь вот-вот слетит с петель, и эти монстры ворвутся в его квартиру. Андрей схватился за голову и закричал, в надежде, что это просто сон и сейчас все закончится.
Деревянная дверь рухнула на пол, заставив парня вздрогнуть. В комнату повалили эти странные люди. Андрей от отчаяния стал кидать в них всю мелкую утварь, что попадалась ему под руку. Но все было бесполезно. Уже через несколько мгновений он лежал на полу своей квартиры. Боль была недолгой. Тьма поглотила разум Андрея.
«Вот и все, — думал парень. — Так вот какой конец ожидал меня… Холод, тьма, пустота… И никакого света в конце туннеля…»
Время остановилось. Жизнь не мелькала перед глазами кадрами прошлого. Не было ничего. Лишь тишина, а которой Андрей забывал себя, свое имя, свою жизнь. От него остался лишь сгусток разума, тщетно пытающийся понять, сколько еще будет продолжаться это странное существование.
Но все резко оборвалось. Свет резко сменил тьму, и человек, лишенный себя, уже не понимал – видит он это или же это проделки его пустого разума…
— Приди к нам, брат! — послышалось со всех сторон.
Человек почувствовал, как его тело наливается тяжестью. Он открыл глаза. Квартира. Вся та же квартира, те же разбросанные вещи. Но он уже не Андрей, не тот Андрей, кем был до этого.
— Приди к нам, брат…

8 апреля 2009 год


Глава 2
Случай в школе

As lifeless demons without soul
«Bloodstained Ground» - Eluveitie


Стрелки часов медленно приближались к 12:00. Класс с нетерпением ждал звонка на перемену и мечтал, чтобы, наконец, прекратилась монотонная болтовня преподавательницы. На задней парте сидели несколько девчонок, перешептывающихся между собой.
— Ну и что он тебе сказал? — спросила одна из них.
— Ну, он сказал, что это было его сестра, — ответила другая.
— Ой! Знаем, знаем, какие у них сестры, с которой он сначала по-братски обнимался, потом по-братски будет за задницу ее трогать и целовать, тоже, кстати, по-братски!
— Ты думаешь?
— Знаю! — утвердила первая.
— Тихо там, на задних партах! — до учительницы донеслись отголоски их разговора. — Зарецкая, Вереницкая, встать! Повторите, что я только что сказала!
— Ну, Валентина Петровна, о чем вы еще можете говорить, кроме слов: О, мне пора бы похудеть! — всплеснула руками Вереницкая.
Класс закатился смехом. Учительница резко встала и на повышенных тонах ответила:
— А ну все тихо!!! А вы, барышня, завтра с родителями! В кабинет директора!
— Ой, как страшно! — девушка скривила лицо и показала Валентине Петровне проколотый язык. — Небось, муж не дает – вот вы и беситесь!
В поддержку ученицы класс лишь начал посмеиваться. Учительница не выдержала и схватила обнаглевшую девушку за руку и повела ее вон из класса. Подростки продолжали смеяться и повторять последние слова Вереницкой, которая, судя по всему, озвучила не только свое мнение.
Не смеялся в кабинете только один человек – девушка на задней парте, которая сидела, уткнувшись в одну точку. Мысли ее были далеки от всего этого места. Или просто она не обращала внимания на выходки своих одноклассников.
Прозвенел звонок, и весь класс ринулся на перемену в коридор. В одиночестве осталась лишь спокойно сидящая девушка на задней парте. Ей было безразлично, что окружающие смеялись над ней, называли странной. Она была полностью погружена в себя, хотя никаких мыслей в голове девушки не было. Лишь пустота. Пустота и тишина.
— Пора, сестра… — внезапно раздалось в ее сознании.
Девушка встала и направилась к выходу из класса. Не отрывая взгляда от одной точки, она шла по коридору. Один из парней, убегая от своих одноклассников, налетел на нее, и они упали прямо посреди коридора.
— Смотри, куда прешь, кобыла! — злобно прорычал он.
— Что, чмокнулся с Викуськой? Смотри, Михан, а то станешь зомби, как она! — засмеялись парни, столпившиеся вокруг них.
— Больная… — проворчал Миша и начал подниматься, но Вика схватила его за руку и резко дернула к себе. Толпа загудела в ожидании чего-то смешного, некоторые даже достали телефоны, чтобы ничего не упустить. Тем временем, девушка пристально смотрела на Мишу немигающим взглядом.
— Влюбилась что ли в меня? — парень попытался высвободить руку, но Вика на удивление крепко ее сжала и не отпускала. Из толпы кто-то присвистнул.
— Давай же, сестра, сделай это… — вновь раздался ровный голос в подсознании, после чего взгляд девушки стал стеклянным. Школьники с интересом наблюдали за происходящим. Вика резко подтянула к себе Мишу и прошептала ему на ухо:
— Добро пожаловать в семью, брат…
— Что за хер… — резкая боль прервала слова парня.
Толпа замерла в изумлении, глядя на то, как девушка вцепилась зубами в шею сидящего напротив не школьника. Миша взвыл от боли и тут же упал, содрогаясь в агонии. По полу стала быстро растекаться алая кровь. Девушки, стоящие вокруг завизжали и отпрянули назад. На Вику набросился один из друзей Миши.
— Ты что творишь, сука?
Ответа не последовало. Вместо этого на полу оказался еще один истекающий кровью парень. Девушка вытерла с лица кровь и стала набрасываться на других ребят. Школьники бросились врассыпную – началась паника.
Ученики спешно пытались убежать от этой сумасшедшей. На шум и крики из учительской вышли несколько преподавателей. Увидев пять трупов, один учитель кинулся звонить в скорую помощь.
Но тут лежавшие посреди крови ученики стали подниматься и бросаться на других. Учитель выронил телефон. Другой учитель попытался восстановить порядок среди непострадавших учеников. Но все было тщетно. Толпа была неуправляемой. А позади – все больше учеников, пожирающих своих одноклассников.
Вика остановилась позади всего этого. Начало было положено. Брат сказал, что никто не уйдет от этого. Просто нужно подождать и они все осознают, какое благо только что было даровано им. Прошло уже пять минут, и теперь к ним присоединилось почти 60 человек. Число братьев и сестер неуклонно росло. Девушка улыбнулась. Брат будет доволен. Вика провела рукой по волосам. На ее ладони осталась прядь русых волос. Началось.
Скоро она присоединится к брату. Скоро…

9 апреля 2009 год


Глава 3
Записки из «светлого будущего»

Спи сладким сном,
Не помни о прошлом.
И дом, где жила,
Пуст и заброшен.
И мхом обрастут
Плиты гробницы…
«Я маленькая девочка» - Линда


Город и вправду пустовал: на улицах не было ни души, тишина окутала каменные джунгли. Я слышал только хруст стекла под ботинками. Молчание угнетало. Уже три дня я не встречал ни одного нормального человека. Днем эти странные твари куда-то разбежались. Оставалось надеяться, что зомбаки не устроили засаду. Ведь это было так же реально, как мое отражение в разбитом стекле.
Я уже видел, как они охотились. Бездумно накидывались на жертву только монстры из фильмов про оживших мертвецов. У «этих» же наоборот, была тактика. Не сложная, но все же. Это уже говорит о том, что у новоявленных зомби мозг еще сохранился. Да и съедали они не всех. Выборочно «заражали» живых. Не знаю, по каким критериям они ориентируются, но порой у меня возникает чувство, что все точно знают: что должны делать, не мешают друг другу, а исполняют каждый свою роль в охоте. Даже военные такой слаженностью действий похвастаться не могут.
Я все еще шел по центральной улице города, погруженный в свои мысли, но при этом старался не терять бдительности. Интересно, сколько их уже, этих городов-призраков, где большая часть населения переродилась, а остальные стали их обедом? Ответа на этот вопрос я не знал.
Солнце медленно заходило за горизонт. Ночь – идеальное условие для охоты, особенно на одинокую жертву, вроде меня. Пока совсем не стемнело нужно поискать квартиру с уцелевшей дверью и, желательно, с замком.
Найти ее оказалось не так трудно. Осмотр апартаментов никаких отклонений не выявил. Осталось теперь только забаррикадировать дверь, дабы новые жители города не съели меня за семейным пиршеством.
Хоть на двери и был замок, доверять железной защелке я не стал. В силе и выносливости зомбаков я убедился уже в своем прошлом опыте, когда накатила первая волна. Поэтому, прежде, чем отведать хозяйской еды и завалится спать, пришлось попотеть и заставить вход в квартиру разномастной массивной мебелью. Признаться честно, дело это не из легких.
Когда я перетаскивал письменный стол, из одного ящика выпала записная книжка. Я, конечно, не из тех, лезет в личную жизнь других людей, но сомневаюсь, что хозяйка блокнота (вряд ли парень заведет розовую записную книжку с сердечками) сильно расстроится, если я скрашу свой одинокий вечер чтением ее дневника.
Я взял блокнот и отправился на кухню. В холодильнике было не густо. Но мне грешно было жаловаться, ибо за два дня голодания я наконец-то сумел найти нормальную еду. Скажу честно, зомби не только человечину едят, они и обычную еду на ура лопают. Странно, не правда ли?
Навалив в тарелку целую гору плова, я уселся за стол и, быстро поглощая пищу, принялся читать дневник.

16 марта 2009 год.
Катька дура! Рассказала Вальке, что мне нравится ее брат… Теперь эта толстая корова ходит и смеется надо мной. Больше ничего не расскажу Катьке! Никогда! Надоело уже слышать, как она за моей спиной всем их рассказывает. Тоже мне подруга…

31 марта 2009 год.
У меня сегодня просто прекрасное настроение. Весна, пора любви. Игорь предложил мне встречаться. А! это так клево! А ведь он старше меня на целых 4 года. Вот девчонки обзавидуются. Уже представляю их лица. А Игорь такой красавчик и такой нежный… может быть с ним и лишиться девственности? А что? Все уже давно не девочки, одна я хожу как белая ворона. Тем более все говорят, что это так классно. Думаю, если всем так нравится секс, то и мне тоже он понравится…

4 апреля 2009 год.
Блин, блин, блин! Я так волнуюсь. Родители уехали на 2 недели в санаторий. А сегодня ко мне придет Игорь… Ну чего же я боюсь? У него есть опыт… Блин, все равно как-то не по себе… Все это так странно… Блин, блин, блин! Даже не знаю, что надеть. Или может остаться в одном вечернем платье, а нижнее белье снять? Голова кругом идет…

6 апреля 2009 год.
Господи! Как же мне плохо… Сволочь! Козел! Скотина! Почему? Почему он меня бросил? Я же его так люблю! А он только воспользовался мной и бросил… Как же так? Что мне делать?
Я не хочу больше жить на этом свете… без него… Почему он не хочет вернуться ко мне? Мне же так плохо… Так больно его видеть, когда он проходит мимо и даже не смотрит на меня. Почему он заставляет меня страдать?
Я не хочу так жить… Остается только покончить жизнь самоубийством…

7 апреля 2009 год.
Что-то странное сегодня стало происходить на улице. Пропало несколько человек, а посреди улицы лежать разорванные трупы каких-то людей. Господи, это так ужасно. Так жестоко. Кто бы мог такое сделать? Один из трупов лежал прямо напротив моего дома. Ужас! Что происходит?

9 апреля 2009 год.
Это… Это невозможно! Мертвые встают, прямо как в фильмах ужасов. Господи, мне так страшно. Я хочу, чтобы мама поскорее вернулась. Связь не ловит. По улице ходят эти мертвецы. Некоторые их них пытаются пробраться в мою квартиру. Как же страшно. Что происходит? Почему мертвецы оживают? Почему никто не приходит меня спасать? Я не хочу здесь находится…

На этом записки оборвались. Я закрыл блокнот и положил его на стол. Похоже, девчонке не повезло, и зомби все-таки добрались до нее. Земля тебе пухом, хотя кто знает, может, она стала одной из них. Ну, тогда удачи в новой жизни и поменьше разочарований.
За окном совсем стемнело. Пора спать. Со стола убирать я не стал, а просто пошел в спальню и лег на кровать. День прошел спокойно. Ни одна тварь не попыталась сегодня меня убить. Это хорошо. Надеюсь, завтра удача не покинет меня.
Я лежал и просто смотрел в потолок. В голове все еще всплывали строчки из дневника неизвестной девушки. Бедняжка. Когда все это началось, она оказалась запертой здесь, в этой ловушке, где и нашла свой конец.
Стоп!
Я резко сел. Тут до меня дошло. Дверь не была повреждена, не была сломана. Это получается, они до нее не добрались.
Тогда где девушка? Куда она могла исчезнуть из запертой однокомнатной квартиры? Я осмотрел шкафы, но там ничего не было, кроме одежды. Мой взгляд остановился на двери в ванную.
Вот я дурак! Забыл посмотреть именно эту маленькую комнатушку.
Неужели она все-таки не смогла выдержать всего этого ужаса и ушла из жизни? Я не мог решиться открыть дверь. С одной стороны, нужно было проверить, но с другой, было боязно. Чего я боялся? Возможно, того, что увижу ее мертвое тело. Или что ничего не увижу вообще, что являет собой более жуткую действительность, так как многое останется непонятным.
Но все же я набрался смелости и потянул за ручку дверь в ванную и тут же отпрянул назад от увиденного. Посреди небольшого помещения стояла обнаженная девушка, слегка подергивая конечностями. Вид ее был ужасен. На голове клочьями висели волосы, кожа ободрана, а на полу валяются окровавленные локоны.
Я замер, боясь привлекать ее внимание. Черт! Вот черт! По-тихому теперь не выбраться – дверь я завалил основательно. За час разгрести можно, но в данном случае у меня не было этого часа.
Я в ловушке, в которую сам себя и загнал. По глупости. Дурак! Не хватило мозгов заглянуть в ванную…
Тем временем девушка рывками повернула голову в мою сторону и принюхалась. Взгляд был обращен в никуда. Все ясно, она меня не видит, но, к большому сожалению, запахов я не лишен. Не желая испытывать судьбу, я осторожно подошел к окну и выглянул. Прыгать высоковато – четвертый этаж. Краем глаза я заметил, что хозяйка квартиры медленно вошла в комнату. Ее голова и другие конечности судорожно дергались, что выглядело очень жутко. Мне казалось, что она слышит, как громко и бешено стучит мое сердце. Девушка шла прямо на меня.
Я растерялся. Что делать? Не думая, я быстро кинулся на кухню и попытался захлопнуть дверь, но не успел. Девушка-зомби резко схватила меня за руку, разорвав когтями одежду и кожу почти до кости. Как она может быть такой сильной? Я закричал от нестерпимой боли и повалился на пол, а она набросилась на меня и стала наносить удар за ударом, разрывая мою плоть. Она хотела просто убить того, кто читал ее дневник, того, кто проник в ее дом, того, кто нарушил ее покой…
Боль поглотила мое тело.
Боль и тьма…

10 апреля 2009 год.


Глава 4
Новый вид

Чего вы не знаете, то вам не вредит, ибо не существует.
Роберт Пенн Уоррен


— Сергей Иванович, я все-таки считаю, что все имеет научное обоснование, — утверждал человек, активно жестикулируя.
— Возможно. Но тогда как вы объясните этот странный феномен? — спросил Сергей Иванович.
— Я пока не знаю, но проводить аналогии с фильмами про оживших мертвецов не собираюсь. Такого просто не может быть. Это просто богатая человеческая фантазия не знает границ, тем более подкрепленная разнообразными художественными и кинематографическими произведениями…
— Кажется, мы отклонились от темы, профессор…
Эти двое еще долго о чем-то спорили, стоя посреди улицы. Очень хочется кушать. Очень. Но Влад говорит, что надо сидеть тихо, иначе другие, которые окружают этих двух спорящих людей, могут сделать очень больно Владу. Даже находясь на большом расстоянии.
Влад думает, что вся причина в их странных руках. Они совсем не похожи на руки Влада. Такие длинные, сужающиеся к концу. Эх, как же все-таки хочется кушать. Но их странные руки не подпустят близко. И еще они страшные, потому что от них закладывает уши. А еще иногда из рук отделяются какие-то кусочки. Влад подходил к ним, смотрел. Они были холодные и невкусные. Совсем не вкусные. Люди называют их «магазины», а свои странные руки – «калаш». Влад говорит, что ничего более глупого не слышал.
Здесь темно, но отсюда можно наблюдать за людьми. Было бы интересно понаблюдать за ними еще – вдруг самый слабый из них отстанет и наконец-то удастся покушать. Но Влад боится рисковать. Ведь рядом нет братьев и сестер. Один Влад ничего не сможет сделать. Еще не такой сильный.
Но он обещал, что его дети будут сильными, и они будут кушать людей. И Влад будет кушать, иначе, зачем тогда жить? Влад не знает.
— Выдвигаемся! — крикнул кто-то из отряда.
— Сергей Иванович, Геннадий Константинович, нам пора. От того, что вы тут стоите и воздух сотрясаете, ничего хорошего не получится, — сказал высокий человек ученым.
О! а это уже интересно. Этот человек не имеет таких странных рук. Влад думает, что он будет вкуснее, потому что более молодой. Хотя Влад уже так сильно проголодался, что готов съесть даже этих стариков. Хотя они не такие вкусные. Вот когда Влад кушал маленькую девочку, так похожую на него, было хорошо. И вкусно. И сытно. Девочка, определенно, вкуснее всех, но Влад говорит, что теперь таких вкусных маленьких людей найти будет сложно.
Поэтому остается кушать только гнилые останки стариков, которые не сумели стать братьями и сестрами. Это хорошо, конечно, с голодом можно побороться. Но так хочется чего-то вкусненького, как та маленькая девочка. Влад жалеет, что съел все сразу, а не оставил немного на потом.
Вот бы покушать того молодого без странных рук. Интересно, он будет такой же вкусный, как девочка, или он будет невкусным, как мясо старой женщины, кости которой лежат у ног Влада?
Это интересно. Влад говорит, что люди уходят. Но один задержался. Может, получится скушать его? Внутри все так странно крутит. Наверное, это от голода. Хм, человек опустился на землю. Влад говорит, что нельзя упускать такого момента…
Парень краем глаза заметил, что шнурок на одном его берце развязался. Опустившись на одно колено, он начал спешно завязывать его. Тем временем отряд отошел уже достаточно далеко. Неожиданно он почувствовал сзади себя чье-то дыхание. Все произошло мгновенно. Единственное, что заметил парень – это грязную рубашку, на которой остался только бейджик с именем: Каролов Влад, продавец-консультант, магазин «Магнит».
Как вкусно. Наконец-то Влад покушал. Конечно, этот человек не такой вкусный, как девочка, но Влад не жалуется. Внутри все успокоилось. Теперь можно поискать братьев и сестер. Но Влад боится, что люди придут сюда и увидят убитого сородича. Интересно, что они будут делать? Влад говорит, что они сделают ему больно. Это плохо. Значит, надо уходить. Влад не любит, когда больно…
11 апреля 2009 год


Глава 5
Ангелы

Надежда видит невидимое, чувствует
неосязаемое и совершает невозможное.
NN


Одинокая серая птица села на давно обесточенные провода. В черных бусинках-глазах отражался брошенный, но не пустующий город. В нем кипела жизнь. Новые хозяева давно освоили это место. Они ходили группами, тихо и осторожно ступая босыми ногами между осколков стекла. Казалось, что они изучают этот новый для них мир - загадочный и странный.
Таким же неведомым он был для двух маленьких малышей, спрятавшихся на крыше четырехэтажного дома. Мальчик и девочка были закрыты на чердаке от полчища чудовищ, рыскающих внизу - единственное, что могла сделать для них мать.
Девочка сидела на старой коробке, поджав под себя ноги, и что-то шептала своей кукле. Мальчик тем временем выглядывал через маленькое окошко на город, наблюдая за "новыми" людьми.
— Не бойся, Барби, мама придет за нами, и папа придет. Нам будет хорошо... — донеслось до него.
Малыш спустился со стула и сел рядом с сестрой.
— Костя, скажи же, мама с папой придут?
— Да, только надо их подождать, — кивнул головой брат.
— А их не было видно?
— Нет, там только эти... — Костя заметил, что его сестра вот-вот заплачет. — Не бойся, они, наверное, уже идут. Мама с папой нас никогда не бросят.
— А они не станут такими же страшными? — девочка утерла рукой слезы.
— Нет, Маш, это же наши мама и папа! — улыбнулся Костя. — Они не могут стать такими страшными.
В глазах обоих малышей светилась надежда. Да, они верили, скоро вернутся их родители, заберут их из этого страшного места. И все будет так, как прежде. И снова пес Шарик будет играть с Костей, а Маше подарят новую куклу. Дети мечтали, сидели на грязной старой коробке и мечтали.
День медленно подходил к концу. Костя иногда выглядывал на улицу, в надежде, что увидит, как идут их родители. Но их не было видно, только чудищ стало больше. Мальчик подумал, что ночью мама и папа приходить не станут, потому что в это время все спят. Он вспомнил, как они укладывали спать его и Машу, как мама пела ему колыбельную или читала небольшую сказку.
— Я есть хочу… — послышался тонкий голосок Маши.
— Сейчас, — Костя стал искать хоть что-нибудь из еды.
После недолгих поисков в руках мальчика был черствый кусок хлеба – все, что осталось за все время, которое дети сидели на чердаке. Костя отломил маленький кусочек себе и еще один побольше – для Маши. Остатки хлеба он отложил в их маленький тайничок, где до последней еды не добрались бы крысы.
— Эх, так конфетку хочется, — сказала девочка.
— Ага, мне тоже. А давай представим, что это конфетка, — Костя показал на ее небольшой сухарик.
Маша улыбнулась:
— Хорошо. Конфетка со вкусом сухарика.
Дети рассмеялись. Конечно, это было слабое утешение. Но надежда еще жила в их сердцах. Надежда и маленькие мечты о конфетах, куклах, машинках и всего того, чего у них сейчас не было.
—Пойдем спать, — сказала Маша после их маленького ужина.
Ночь принесла с собой холод, хотя и было тепло днем – весна не всегда такая добрая и светлая пора, как хотелось бы. Дети легли на сваленных в одну кучу старых тряпок – больше ничего не было. Укрывшись сверху картонкой, они лежали рядом, тихо перешептываясь о своих маленьких мечтах.
Маша представляла, как ей на день рожденья подарят новую куклу. Девочка назовет ее Лизой и будет делать куколке разные красивые прически. А потом Маша вырастет и сама станет парикмахером, как тетя Наташа из соседней квартиры.
А Костя рассказывал, что хочет стать космонавтом, летать на другие планеты, сражаться с пришельцами и открывать новые галактики.
Так они и заснули – с надеждой на светлое будущее…
Утром моросил мелкий дождик. Сквозь затянутое небо изредка проглядывали лучи солнца. На улицах почти никого не было. Тишину нарушал лишь звук капель, разбивающихся о крышу чердака, где все так же сидели брат и сестра, укутавшиеся в грязные тряпки, чтобы хоть как-то согреться в холодное утро.
— Сегодня мама обязательно придет, не бойся, — говорила Маша своей кукле. — Правда ведь, Костя?
—Да, — кивнул мальчик, искренне веря в слова своей сестры.
— А как мама придет, она подарит мне новую куклу. Но ты не бойся, — успокаивала девочка свою единственную игрушку. — Я про тебя не забуду, Барби. Ты будешь мамой, а она – дочкой. Хорошо?
Кукла молчала, распахнув свои голубые глаза и улыбаясь розовыми губками. Но ребенку больше ничего и не нужно.
— Вот и хорошо, — сказала Маша – молчаливый ответ Барби ее вполне устраивал.
— А где тогда будет папа? — спросил Костя. — Ведь если есть мама, то должен быть и папа.
— Ой, не знаю. Без папы, наверно, нельзя. Только где его взять? — сестренка немного расстроилась.
— А давай поищем на чердаке, — предложил мальчик.
— Давай, — улыбнулась Маша.
Малыши стали копошиться среди мусора и коробок, надеясь найти еще одну игрушку. Пыль, старая мебель и светильники, вещи, которые больше никогда не понадобятся никому. Это все, сто было в маленьком убежище детей. После недолгих поисков Костя вытащил из-под старого шкафа мягкую игрушку – грязного медведя без одной лапы.
— Смотри! — воскликнул мальчик.
К нему подбежала сестра.
— Ой, медвежонок! — девочка пристально его рассмотрела. — Вот он и будет папой. А ты будешь за него играть.
— Хорошо. — согласился Костя.
— Здорово ты придумал. Теперь Барби не будет скучно. Она будет веселиться и смеяться вместе с Мишкой.
И малыши принялись играть, забыв о времени, горе и отчаянии, что охватило все вокруг. Все, кроме маленького мирка, где ярко светило солнце, на красивом зеленом холме стоял большой дом, а рядом было озеро. В том доме жили мама-Барби и папа-Мишка.
Вот настало утро, мама приготовила завтрак, а папа читал газету. Скоро Мишка поедет на работу, а Барби займется домашними делами, после чего пойдет по магазинам. И у них скоро будет дочка Лиза – самая замечательная куколка на свете. Что может быть прекрасней?
Так они и играли. На что только не способна детская фантазия. Коробка из-под апельсинов превратилась в дом, а комод – в холм. Лужа неподалеку стала глубоким озером, в котором плавали уточки. В этом маленьком мирке царили мир и гармония, когда снаружи – в городе – уцелевшие люди боролись за свои жизни, погибали, обманывали, предавали.
Только брат и сестра были далеки от новой жизни. Фантазия унесла их маленькие сердца далеко-далеко от боли, страдания, беспомощности, голода и одиночества. Они были счастливы, потому что все было так, как хотели эти маленькие ангелы – они были дома…
Хотя бы в мечтах…

12 апреля 2009 год


Глава 6
Солнце, которого нет

Его ведёт по дороге жизни
У него есть благая цель
Его ведёт и судьба
То дарит попутный ветер,
То бросит на мель…
«Его ведет» - Многоточие


Звук разбитого стекла заставил его вздрогнуть. Они точно стекол не бьют, значит, люди. Живые люди. Человек выглянул из окна. И правда: внизу три парня разбили витрину магазина и спешно доставали еду с прилавка. Один из них стоял и следил за перекрестком, видимо, чтобы вовремя заприметить новых хозяев города.
«Не очень удачное время вы выбрали, друзья», — человек за окном посмотрел на медленно опускающееся солнце. Они не любят солнечный свет. Да и он сам не особо его жаловал. Ультрафиолетовые лучи сильно обжигали кожу, оставляя после себя множество водянистых пузырей. Это было очень неприятно. Им тоже. Но считать себя представителем их сообщества он не собирался. По крайней мере, пока.
Парни все еще возились около магазина, переговариваясь достаточно громко. «Они с легкостью вас услышат, глупые…» — думал человек, наблюдая за выжившими. Действий на выбор было два: оставить все как есть, или показать парням безопасное место для ночевки. Выбор – сложная штука. Взять на себя ответственность нелегко. Особенно, когда от этого будет зависеть человеческая жизнь. А тут даже три…
Солнце почти опустилось за горизонт. Он почувствовал их присутствие уже недалеко – в тени домов мелькали тонкие силуэты. «Медлить нельзя. Помочь им или нет? Надо, Грэг. Надо. Ты еще пока человек, так помогай другим людям!»
Он быстро натянул капюшон и спустился вниз. Они уже окружили трех зазевавшихся парней. Грэг чувствовал, что все уже заняли свои роли. Чувствовал их единство и уверенность в успехе. Почему это происходило? Наверно, он скоро и сам будет так же безмолвно общаться со своей новой семьей. А пока…
— Давай быстрей, Ден! Ты что, обедом этих зомби хочешь стать? — громка вещал парень с пистолетом.
— Сейчас! Тут столько всего. Слушай, а журналы с телками брать?
— Все бери и побыстрей!
Человек в капюшоне медленно вышел из-за угла. Встретили его не дружелюбно, ну а чего еще ожидать от людей, стоящих награни безумия? Дуло пистолета смотрело прямо в голову Грэга.
— Васек, это один из них? — спросил Ден.
— Не знаю… — ответил неуверенно Вася. — Серега, убей его.
Парень с пистолетом лучше прицелился, но немного заколебался. Человек, стоящий перед ним, поднял руки ладонями вперед и сказал:
— Глупо стрелять в того, кто может подарить вам надежду…
— Че? — пробормотал Вася.
Серега опустил оружие.
— Ты кто такой?
— Не время мной интересоваться. Скоро вас окружат они. Но я могу помочь вам избежать печальной участи.
— Я никого вокруг не вижу. Катись отсюда, психопат. Мы и без твоей великой помощи выживем! — Серега пнул камень в сторону пришельца.
— А может, стоит его послушать… — неуверенно предложил Вася.
— Ага! А если он один из зомбаков? — вставил Ден
— Те, кого вы называете зомби, не разговаривают на человеческих языках.
Солнце зашло за горизонт. Город утонул в сумерках. Парни еще не решались, послушать им незнакомца или нет. Грэг пристально наблюдал за ними. Решение за всех принял Сергей.
— Делай, что хочешь, а мы идем дальше. Пошли! — скомандовал он остальным и направился вдоль улицы.
Ден сразу пошел за Серегой. Лишь Вася немного постоял, взглянув виновато на странного человека, и последовал за своими спутниками. Пусть так. Это их выбор. Конечно, Грэг мало сделал для того, чтобы их убедить, но любой волен сам распоряжаться своей судьбой. Заставить нельзя. Только предложить.
Он стоял и смотрел им в след, прекрасно понимая, что глупые люди идут точно в приготовленную для них ловушку. Если бы эти парни умели слушать… Да что парни? Если бы все человечество умело слушать, а не утопало в собственном эгоизме…
Мир бы изменился – это точно.
Грэг даже немного удивился своим мыслям. Он сейчас смотрел на все совсем по-другому. Люди, и вправду, казались такими жалкими, беззащитными, потерянными созданиями, лишенными духовного единства.
Но у они другие. Поэтому и имеют больше шансов выжить. Всем вместе, действуя как единый организм – слаженно, точно. Иногда они просто поражают. Между людьми и этим новым видом гигантская пропасть. Жестокая борьба, в которой «человек разумный» уже не одержит победу. Хотя, кто знает… Каждый вид готов до последнего бороться за местом под солнцем.
— Солнцем, которого больше нет для нас, — закончил Грэг вслух свою мысль. — Теперь мы не будем людьми…
Ночь полностью поглотила город. Недалеко послышались крики и выстрелы – парни все-таки попались. «Я пока человек, а значит, буду бороться за свое место под солнцем. И не буду один».
Он быстро побежал на звук, нарушающий ночную тишину. Спасти хоть кого-нибудь. Крики не стихали. Грэг увидел, как несколько братьев загоняют людей в дом. Конечно, любой предпочтет отбиваться от монстров в крепком доме, чем на открытом пространстве. Только эта неприступная крепость не была пуста. Они ждут своих жертв. Быстро пробежав между ними, человек перекрыл входной проход, оттолкнув от двери одного из парней.
— Какого хрена! Ты что делаешь, придурок? — заорал на него Серега.
— Сами себя в ловушку гоните…
Парень замахнулся и попытался ударить незнакомца. Но тот перехватил его руку, резко опустил Серегу вниз и врезал по лицу зомби, который приближался сзади. Воспользовавшись моментом, Ден кинулся в дверной проем. Грэг попытался его остановить, но опоздал – тело парня уже было разорвано.
Тот, что недавно возглавлял этот маленький отряд, при виде мгновенной смерти своего друга просто обезумел и стал стрелять во все подряд. Незнакомец тут же схватил Васю за шиворот и потащил к лестнице на крышу.
— Забирайся… — крикнул он ему, а сам схватил Серегу.
Монстры замерли, с интересом наблюдая за борьбой двух людей. Один пытался отобрать оружие, а другой был в бешенстве. Тот, что был крупнее, мог стать хорошим братом – думали они. А вот второй – в черном плаще – был похож на них. Но он был другой, что-то, что не позволяло братьям и сестрам взять контроль над разумом, было внутри него. Они это чувствовали.
Тем временем, Грэг сумел скрутить Серегу и потащил его наверх. Зомби с досадой наблюдали, как он уносит того, кто мог стать новым братом.
Человек почти добрался до крыши, как Серега начал брыкаться. Парень чуть не сорвался с лестницы вместе со своим спасителем. Но Грэг успел ухватить безумца. Что-то подсказывало, что парень уже обречен. «К чему стараться и бороться за его жизнь? Он уже наш…» — раздался голос в его голове. Но пальцы все также были крепко сжаты. Нет. Нельзя. Превозмогая боль в руке, он держал парня на высоте трех этажей. Но Серега не понимал, что его пытаются спасти.
Он отбивался до тех пор, пока не разодрал пальцы незнакомца. И тогда Сергей отправился в полет. Короткий полет с третьего этажа. Грэг тут же кинулся вниз за парнем. Послышался тихий треск костей и громкие крики несчастного. Зомби быстро уволокли его до того, как человек спустился вниз.
Вот и все. Еще одного парня нет. Черная фигура вскарабкалась на крышу, где уже сидел Вася. Паренек не знал, что чувствовал сейчас этот странный человек. Да и понял бы он его страдания?
Сердце не билось в бешеном ритме, но на душе осталось ужасное чувство – чувство вины перед погибшими молодыми мальчишками.
— Прости меня… — сказал Грэг, смотря в пустую тьму за краем крыши. Ладонь прикоснулась ко лбу, глаза закрыты, память прокручивает снова и снова… Смерть… Множество смертей он видел за эти шесть дней. И каждый раз, стоит только солнцу зайти за горизонт, снова приходилось переживать все это. Снова видеть, как умирают люди. И он ничего не может сделать. Ни тогда, ни теперь. Но нельзя впадать в отчаяние. Ради других уже стоит жить, если больше не можешь жить ради себя. Так живут они, и этому примеру должны последовать люди.
Человек посмотрел на единственного уцелевшего парня. Тот сидел, держась за кисть, с которой стекали маленькие кровавые капли. Грэг подошел к нему, но Вася резко отстранился.
— Меня укусили, я скоро стану одним из них. Не подходи, если жизнь дорога. Лучше убей меня сразу… — с отчаянием проговорил он.
Но человек только поправил капюшон и стал осматривать прокушенную кисть.
— Почему ты рискуешь? Я все равно уже покойник… Все мы покойники… Никто не выживет…
Незнакомец резко ударил парня по щеке, оборвав его слова.
— Сдаешься, не начав битвы?
— Битвы? — усмехнулся Вася. — Это не битва… Это просто резня, и мы в ней жертвы.
— Ты не умрешь, если сам этого не захочешь, — Грэг пристально посмотрел на парня из-под капюшона.
— Простой самообман… Это не спасет…
— Тогда почему два малыша, обманывая себя, до сих пор живы? Как же они выжили, если это не спасает?
— Ты рассказываешь просто красивую сказку перед смертью. Спасибо. Можешь не стараться…
Грэг только вздохнул. Он просто сел рядом с парнем, решив подождать, пока Вася успокоится. Этот паренек не станет одним из них – это точно. Он не подходит. Как мясо – да, как брат – нет. А почему именно брат или сестра? Человек задумался. Он просто знал, что они считают своих сородичей братьями. Инстинкты, чувства. Может, Грэг и сам хотел бы назвать так других людей, но они все равно его не поймут.
Да, все-таки после того, как его заразили, мировоззрение изменилось. Кажется, раньше он думал только о себе, но теперь стал похож на этих… Но не внешностью, а внутренним миром. Его тянуло к людям, хотелось помочь им, быть рядом со своими сородичами.
— Как же рука болит… — Вася судорожно сжимал основание кисти. — Черт… Как тебя звать-то? Может, назовешься…
— Зови меня просто Грэг.
— Ладно, Грэг. Ты знаешь… Это долго? Сколько я еще останусь человеком?
— Пока не умрешь…
— Хех, обнадеживающе. Знаешь, лучше убей меня, пока я нормальный… — парень совсем поник.
— Это ни к чему. Ты таким не станешь.
Вася был удивлен. Только не понятно, чему. Тому, что это было правдой, или тому, что Грэг не давал парню потерять веру в лучшее?
— Ложись спать. День выдался нелегкий…
Рассвет. Вот уже который раз он встречает, но все никак не может привыкнуть к боли от ожогов. Грэг получше укутался в черный плащ. Снова переживать это невыносимое чувство он не хотел. Оставалось надеяться, что облака будут давать ему небольшие передышки.
Парень еще спал. Возможно, видел сны о доме или о месте лучше этого. Грэг хотел бы тоже видеть сны. Снова, как раньше. Но их не было. Была лишь пустота. Нужно было идти. Он разбудил парня и стал спускаться вниз.
Единственное, что напоминало о встрече с ними – только высохшее кровавое пятно около подъезда. Ни мяса, ни костей они не оставляли – слишком много голодных ртов. Вслед за Грэгом спустился Вася.
Они молча пошли по городу. Городу без имени, без будущего. Городу, где люди больше не будут хозяевами. Под ногами хрустело стекло, шуршали пакеты. Вот и все. Больше ничего не нарушало тишины, поселившейся в пустующих домах. Казалось, что без живых людей они лишились своей души. Вон там никогда больше не будет стоять горшочек с геранью, а вон там больше не будут сушиться детские носочки. На лавочках больше не будут сидеть бабушки, милые и знающие все на свете. В песочницах не будет крепостей и башен, которые охраняют маленькие солдатики. Да и к самим солдатикам больше не прикоснуться маленькие детские ручки…
Вокруг все было таким унылым и одиноким. Грэг на минуту остановился и представил, какой была бы жизнь, останься все как раньше. Почему-то именно сейчас понимаешь, как важны эти мелочи, которых уже нет.
— Пойдем, — сказал Вася.
Грэг кивнул и молча пошел вперед. Парень держался за ним. Да, он побаивался нового мира, хоть, наверно, не раз мечтал о подобных приключениях среди рутины своей обыденной жизни. Впереди показалась вывеска станции метро.
— Зайдем туда? — робко спросил Вася.
— Это лишнее. Они любят тень. Солнце сильно обжигает им кожу…
— А ты чего ходишь в темном плаще?
— Мою кожу оно тоже обжигает…
— Ты один из них? — Вася насторожился.
— Не знаю… Может быть, могу сопротивляться этому… Не знаю…
Дальше они шли молча. Парень то и дело поглядывал на вход в подземку. Что-то его настораживало. Только вот что? Но он ничего не предпринимал, лишь шел за Грэгом. Но тут человек в плаще остановился и повернул голову в сторону метро. Да, они там были, но не только…
Люди…
Грэг сорвался с места и быстро пошел к подземке. Вася еле за ним поспевал.
— Мы что туда? — запаниковал он. — Но там зомби!
— Там люди…
Парень резко схватил Грэга за руку и остановил его.
— Я не хочу умирать из-за каких-то придурков, которые залезли в это метро! — Вася перешел на крик. — Я не хочу умирать! Пусть они там подохнут! Я туда не полезу!
Грэг ударил парня по лицу, от чего тот свалился на землю. Как же было неприятно слышать эти слова. Как же хотелось наорать на него, но Грэг сдержался.
— Тогда стой здесь, — гневно ответил он и стал спускаться во мрак метрополитена.
Да, все верно. Здесь были люди. Их крики были слышны. Крики о помощи. В некоторых местах еще горели лампы, но их свет не был для них опасен. В туннеле эхом раздавались звуки шагов. Видимо, люди пытались скрыться от монстров. Грэг крикнул и прислушался. Стены долго эхом отражали его возглас. Через некоторое время он расслышал тихий зов о помощи.
Ориентируясь лишь на звук, человек направился вперед. На небольшом освещенном участке он увидел пару. Они сидели между рельсами. Парень был тяжело ранен, а девушка – в положении. Бросить его она не могла, тащить – тоже. Судя по животу, срок был довольно большой. Увидев Грэга, девушка взмолилась:
— Помогите, пожалуйста. Нам нужно выбраться отсюда… — ее кожа была покрыта ссадинами, глаза красные от слез.
— Не бойся, я помогу.
Грэг повесил парня на плечо и направился к выходу. Девушка шла рядом. Ее спутник уже потерял сознание, что сильно насторожило человека в капюшоне. Похоже, что раны были от укусов. Процесс необратим. Последствия – непредсказуемы. Может он станет одним из них, а может…
Наконец, они дошли до станции, которая была хорошо освещена. Грэг забрался наверх, положил парня на пол и помог девушке подняться. Человек склонился над раненным. Ткани на теле парня уже срастались. Быстро. Очень быстро. Положение не простое. Грэг посмотрел на девушку. Та, будто почувствовав его мыли, спросила:
— Он станет одним из них? — ее пальцы судорожно затряслись.
Мужчина ничего не ответил. Все было слишком очевидно. Девушка прислонилась к стене, заливаясь слезами. Он сидел около ее возлюбленного, ожидая, когда процесс завершиться. Ничего не оставалось – только убить нового брата. Жизнь молодой девушки и ее ребенка важнее.
Пальцы парня дернулись, и он открыл глаза. Он хотел есть. Но Грэг встал перед ним, загородив его спутницу, и свернул ему шею. Девушка всхлипнула. Но в следующий момент из ее горла вырвался крик. Человек обернулся, чтобы посмотреть, в чем дело. Она, схватившись за живот, упала на пол. Снова и снова она кричала от нестерпимой боли. Под ее телом медленно разрасталось кровавое пятно.
Грэг подбежал к ней, не зная, что делать. Девушка лишь взяла его руку и сжала до боли. Но это была не та боль, которую сейчас испытывала она. Ее тяжелое дыханье заполнило уши. Он смотрел, хотел помочь, но не знал как.
— Потерпи, скоро все закончится…
Девушка еще сильнее сжала его руку. Послышался звук разрывающейся плоти. Платье окрасилось в алый цвет. Еще рывок. Еще крик. Теперь уже рвалась ткань. Через несколько секунд, путаясь в кишках, из разорванного живота на четвереньках выполз маленький монстр. Худой, с неестественно маленькой головой и белесыми глазами. Новорожденный перегрыз пуповину и уполз в темноту.
Девушка была еще жива, слышалось тяжелое дыхание. Вздох, снова вздох… Из горла послышалось бульканье и ее рука обмякла. Глаза застыли, смотря в потолок, а он сидел рядом с ней. По щекам текли слезы.
Неужели, он никому не сможет помочь?

13 апреля 2009 год


Глава 7
Пустые знания

Темное видят все, а в темноте – никто.
Силован Рамишвили


— И что вы думаете, Сергей Иванович?
— Конечно, восстановление возможно, но боюсь, у нас недостаток человеческих ресурсов.
— Это верно. Гражданских лиц очень мало. В основном остались военные. Ученых, представителей правительства и их семьи эвакуировали в первую очередь. Хотя, я не уверен, что они будут строить новый мир.
— Попытки восстановить старый? — спросил Сергей Иванович.
— Конечно. Люди по природе своей консерваторы. Что бы ни произошло, они стремятся вернуть все на круга свои, — начал Геннадий Константинович. — Но я считаю, что возродить старые порядки не получится. Появление нового вируса поставило под угрозу существование Homo sapiens-а как вида.
— То есть вы все-таки считаете, что это вирус?
— Конечно, разве вы не обратили внимание на трансформацию, которая происходит с зараженными? Вирус за считанные часы видоизменяет человека на генетическом уровне. Так же поддерживает носителю жизнь и обеспечивает ускоренную регенерацию всего организма. А в непосредственный момент взаимодействия вируса с клетками состояние человека схоже со смертью. Хотя я могу предположить, что зараженный просто теряет сознание.
— Ну, это уже на грани фантастики, Геннадий Константинович. И почему все это произошло именно сейчас?
— Знаете, я предполагаю, что мы столкнулись не с оригиналом вируса. Изучение некоторых образцов показывает, что существовали носители. Обычные люди, ничем не отличающиеся от других. Жили, как все, учились, ходили на работу.
— Значит, вы считаете, что сам вирус появился намного раньше?
— Верно. Могли уйти десятки лет, прежде чем первый вирус приспособился к человеческому организму и начал мутировать. Но, тем не менее, то, что мы имеем сейчас – результат длительной эволюции – протекает в удивительно короткие сроки. Так сказать, огромный скачок вперед.
— Вы имеете ввиду, что раньше для видоизменения клеток человека могли потребоваться десятки лет, а теперь – несколько часов?
— Как ни прискорбно это осознавать, но все так и есть, — Геннадий Константинович протер очки. — Именно так. Не знаю, какие факторы способствовали столь скорому развитию, но одно ясно точно – видоизменение зависит от генотипа отдельного человека. Другими словами итоги заражения предсказать невозможно. Как вы заметили, Сергей Иванович, не все превратились в так называемых «зомби». Но мы многого еще не знаем, и как тяжело будет все это изучить в условиях дефицита оборудования и образцов.
Геннадий Константинович вздохнул.
— Не переживайте, профессор, — Сергей Иванович похлопал приятеля по плечу. — Время поставит все на свои места.
— Вы правы, — сказал Геннадий Константинович, усаживаясь в БТР. — А пока нам нужно самим выжить.
Солдат, сидевший за рулем транспорта, усмехнулся. «Эти ученые только умеют воздух сотрясать. И все», — подумал он и повел машину по пустующим улицам города.

13 апреля 2009 год


Глава 8
Счастье в коробке

Сущность всякой веры состоит в том,
что она придает жизни такой смысл,
который не уничтожается смертью.
Лев Толстой


Маленькая ладошка накрыла рыжего таракана. Костя поднял насекомое и протянул его Маше. Девочка, поморщившись, взяла усатого таракана и посмотрела на брата.
— Больше ничего нет, — сказал тот, вздохнув, и стал искать еще одного.
Девочка прижала пальцами голову насекомого и смотрела, как уже мертвое тельце судорожно дергало лапками. Есть таракана ей очень не хотелось, но ничего другого не было. Мама с папой еще не пришли. Но они не оставят Костю и Машу в этом страшном месте. Надо только подождать.
Мальчик, наконец, нашел еду и для себя, и они сели друг напротив друга, в ожидании, кто же первым решиться. Костя, собравшись с силами и зажмурившись, сунул насекомое в рот и начал жевать. Его маленькое лицо скривилось от отвращения, но он поборол себя и проглотил этот завтрак.
Маша смотрела то на брата, то на таракана. Ей было тяжело решиться положить в рот противную букашку. Девочка заплакала, закрывая лицо свободной рукой. Костя сел рядом с сестрой и стал гладить ее по плечу.
— Это не так противно, как кажется, — соврал он, чтобы немного успокоить Машу. — Даже немного напоминает мамин суп.
Малышка убрала руку от лица и посмотрела на таракана. Она все никак не могла решиться, но ей очень хотелось есть. Маша закрыла глаза и быстро сунула тельце насекомого в рот. Склизкие внутренности попали девочке на язык, от чего ее чуть не вывернуло наизнанку. По розовым щекам вниз побежали слезы. С огромным трудом ей удалось проглотить то, что осталось от таракана. После чего Маша уткнулась в плечо брата и расплакалась еще больше.
Так они и сидели, пока девочка не успокоилась. Костя снова залез на стул и начал искать глазами силуэты родителей. По улице проехала большая железная машина, название которой Костя не знал. Вокруг машины шли вооруженные люди. Мальчик заворожено смотрел на солдат, представляя, как они храбро сражаются с монстрами, спасают планету от захватчиков. Косте тоже захотелось стать таким же сильным, смелым, чтобы защищать Машу, маму и папу, и чтобы все чудовища его боялись.
Тем временем машина скрылась из поля зрения мальчика, но тот все еще представлял себе, как стреляет и спасает людей, как все его хвалят и поздравляют. Но тут к нему подбежала Маша, трясущаяся от страха.
— Там что-то есть… — показала она пальцем на груду мусора в темном углу чердака.
Мальчик спустился со стула. Из угла раздавалось шуршание. Казалось, что кто-то раздирал когтями дерево. Детям тут же представился огромный монстр, который хочет до них добраться и съесть. Звуки резко оборвались. Малыши стояли, прижавшись друг к другу. Они ждали. Вот-вот из темноты выйдет он! Страшное и ужасное чудовище с огромными красными глазами. А пока оно выжидает, смотрит на них, чтобы набросится, когда дети потеряют бдительность.
Малыши сидели на единственном освещенном участке чердака. Воображение рисовало самые разные образы надвигающейся опасности. Маша боялась даже пошевелиться. Ее маленькие пальчики крепко сжимали руку брата.
Костя боялся не меньше. Но, как единственный мужчина здесь, старался сохранить смелость и спокойствие. «Я же обещал защищать Машу!» — подумал он. И мысль эта зародила в нем уверенность. Мальчик сделал шаг вперед.
— Стой! Не оставляй меня! — еще сильней вцепилась в него сестра.
— Я пойду и прогоню этого монстра! — храбро сказал Костя. — А ты подожди здесь. Я скоро вернусь.
Мальчик взял сломанную ножку от стула. Внезапно воображение представило новую картину. Он доблестный рыцарь, а в его руках – сияющий волшебный меч. Спасти принцессу Машу от злобного дракона – вот долг истинного рыцаря. И вот Костя направился на схватку с монстром, который притаился за черной горой (а в действительности – обычной кучей мусора). Воодушевленный решимостью совершить героический подвиг, мальчик скрылся среди темноты.
Маша лишь проводила его взглядом. Она не представляла себя принцессой, не думала, что Костя – рыцарь. Ей было просто страшно.
В углу раздалось шуршание. Девочка замерла, пытаясь разглядеть брата. А следующий момент она услышала, как что-то тащили по полу. Множество мыслей пронеслось в голове, и все они были не радостными. Маша снова заплакала. Она так не хотела оставаться в одиночестве.
Тем временем на свету показался Костя, который осторожно тащил за собой коробку с низкими краями. Маша осторожно подошла к брату и посмотрела внутрь. Страх тут же исчез. Дети уселись на озаренном солнцем полу. А на маленьких лицах появилась улыбка.
В небольшой коробке в углу лежала кошка, а около нее – три крохотных котенка, уткнувшихся в живот своей матери. Девочка погладила кошку по голове. Теперь уже нечего боятся.

13 апреля 2009 год

@темы: рассказы